Игры эвенков

Мата эмэрэн (букв, «гость приехал»): дети устраивали из щепочек костер, вокруг расставляли «людей» (бабки); несколько детей, сидя­щих вокруг кукол, разговаривали с воображаемым гостем, подражая взрослым; иногда играл и один ребенок, разговаривая сам с собой на разные голоса.

Уринчэдерэ (букв, «устраивают стой­бище»): дети расставляли «караван оленей» (в разных местах вокруг площадки – отдельные фигурки этих животных, около каравана и на площадке – «людей») и вели разговор и перебранку при воображаемой разгрузке каравана и установке чума.

Нулгик-тэдерэ (букв, «кочуют»): дети устанавливали «караван», а вокруг, между деревьями, – «оленей» и, подражая взрослым во время кочевки, вели разговор, окрикивали оленей.

Бэюктэдерэ (букв, «охотятся»): в лесу на площадке с воткнутыми в землю ветками дети расставляли «диких зверей» (бабки) и «охотников» (бабки, обмотанные тканью), переговариваясь между собой и окрикивая собак, мальчики стреляли из игрушечных луков.

Дюдувар (букв, «в чуме»): эта игра отражала разные моменты жизни в чуме.

Среди оленных групп любимой подражательной игрой была орорду (букв, «в стаде»). Мальчики и девочки расставляли оленей из бересты или раскладывали на земле берестяные головы оленей разного возраста. Каждый олень имел свою кличку, а дети разговаривали, представляя себя пастухами.

Шамалдирэн (букв, «он шаманит») или шуэнчэкэл (букв, «пошаманъ»): эта игра была распространена на стойбищах, где имелся шаман. Для нее кто-либо из взрослых делал детям маленький бубен и колотушку и давал платок, который «шаман» набрасывал на голову и спускал на лицо. Дети садились в кружок, и один из них, «помощник», делал вид, что греет бубен, затем передавал его другому – «шаману». Последний пел, сидевшие в кружке подпевали. Иногда заранее приготовляли изображения духов-помощников и духов-предков и расставляли их вокруг перед началом игры.

Дети школьного возраста, уже принимавшие некоторое участие в хозяйственной жизни, играли преимущественно в подвижные игры: баликат – игра в жмурки; дэйикэт (токм., подк.-тунг.), туксавки, далундявки (олекм.) – игра в пятнашки; чукчэкэт(токм.), концилкат, чациткат (подк.-тунг.), амунчикат (олекм., алд.) – игра в коршуны; хэкуке-ицинике – «жарко-холодно» – игра в поиски предмета; кируткан, даярукан (олекм.), хэрэлибги-вун (сымск.) – игра в вылавливание предмета. Все садились в круг плотно друг к другу, ноги сгибали в коленях, руками под коленями передавали друг другу палку или платок, стоящий в середине выхватывал предмет, и пойманный с предметом заменял его.

Орокот – игра в оленей. Дети изображали разного возраста оленей и бегали по тайге; или два мальчика, взяв в руки ветки, «рога», изображали дерущихся порозов до тех пор, пока ветки не ломались.

Мачикат – игра в мяч. К. Рычков записал у тундровых эвенков игру в волка. Играющие очерчивали два круга и огораживали палочками. Один играющий был волком, остальные – оленями. Волк помещался между кругами, остальные в круге. Когда играющие перебегали из одного круга в другой, волк ловил их и делал вид, что ест оленя. В это время остальные бегали смелее. Игра кончалась переловом всех.

Среди подкаменно-тунгусских эвенков, кроме указанных, была распространена игра в аркан. Аркан (маут) растягивали по кругу, брались за него обеими руками, лицом внутрь круга. Водящий выходил на середину. Игра заключалась в том, что стоящие по кругу перехваты­вая руками по аркану, бегали то в одну, то в другую сторону. Водящий тоже бегал, стараясь тронуть чью-либо руку. Тот, кого он трогал, выходил из игры.

Дети подкаменнотунгусских эвенков играли в хавсидугат. Эта игра заключалась в подбрасывании вверх лопаткой «бутылочки» (луцури). Деревянная лопатка (хавсиду) имела короткую ручку, а луцури представляла собой маленькую бутылкообразную деревянную фигурку с пучком подшейного волоса, вклеенного в горлышко. Выигрывал подбросивший большее количество раз. У ербогоченских эвенков эта игра называлась паксиду. Луцури у них заменял мяч, набитый волосом. У них же была игракилакаткат, заключавшаяся в загоне в ямку деревянного мяча лопаткой (килакавун) с длинной ручкой. Выигрывал загнавший большее число раз.

Кроме названных, у них были распространены и другие игры. Стрельба тупыми стрелами из лука в ледяную стену толщиной около 2 м, высотой до 1 м. Пробивший насквозь считался выигравшим. Стрельба в шест – для игры выбирали ровную площадку на снегу, делали ямку и в 50–80 шагах от нее вбивали кол, по очереди тупыми стрелами стре­ляли в шест. Стрельба в обруч или шар – посредине чистой площадки проводили черту, в конце ее становился судья с обручем из тальника. По команде он бросал обруч вдоль черты. Играющие должны были попасть в катящийся обруч. Выигрывал тот, чьих стрел больше попало в обруч.

И. Суворов записал у илимпийских эвенков вариант игры в маут на большой поляне. Два человека брались за концы маута и бежали, стараясь окружить бегающих по площадке. Попавшие сменяли водящих.

Для развития ловкости и выносливости мальчики и девочки бегали наперегонки с грузом и без груза, состязаясь, прыгали в длину на одной ноге и на сдвинутых ногах и в высоту через веревку с отталкиванием от земли палкой или с высоты вниз, ходили на носках и на пятках с приседанием.

К играм подростков и взрослых (до брака) относилась кунэли (сымск.), лэгэйкэчивкэ (илимп.). Молодежь делилась на две группы (мужчин и женщин). Каждая стояла у своего дерева (мать мужчин и мать женщин). Затем подбрасывали маленькую палку (кунэливун). Группа, поймавшая ее, начинала игру. Все участники этой группы подбегали к дереву второй группы и пал­кой старались его поцарапать, первые не давали и старались выбить палку из рук. Когда она падала, ее брал кто-нибудь из второй группы, и игра продолжалась.

Игра в ямки и мяч. Для игры выбирали чистую и ровную площадку, которую делили чертой на две части. Играющие образовывали две группы. Деревянный мяч (зимой — ледяной шар) клали на черту. Обе группы с палками стояли у черты. По команде каждая группа старалась палкой загнать мяч (шар) на чужой участок. Судья считал очки загнавшей группы. После набора 10 очков игра прекращалась. Рычков записал другой вариант этой игры. На земле делали черту, и каждая партия старалась ногами затолкнуть мяч за территорию противника.

Он же записал у тундровых эвенков игру в озера и черта (харги). Играющие огораживали палочками два круга – «озера». Один из играющих валил на землю мальчика, изображающего черта, и сам убегал на озеро. Все перебегали с одного озера на другое. Черт бегал за ними и вылавливал кого-нибудь. Бросал пойман­ного на землю и делал вид, что высасывает кровь из головы. Пойманный закрывал глаза и притворялся мертвым. После этого он становился товарищем черта и помогал ему ловить остальных. Игра продолжалась до тех пор, пока не вылавливали лучшего из игроков.

Г. Спасский наблюдал у забайкальских эвенков игру подростков — уши ~ ижи луга. На расстоянии 100 м от меты делали три черты в 3 м друг от друга, на среднюю укладывали связки ремней и, стоя у меты, стреляли из лука в эти связки. Выбивший стрелой связку и не зацепивший землю между чертами считался выигравшим и получал связку в качестве выигрыша.

Среди всех восточных эвенков была широко распространена игра в перетягивание — куркат (олекм.). Делились на две группы и гуськом садились на землю, держа друг друга за пояс. Первые двое держались за палку и тянули ее каждый к себе. Перетягивание производилось и стоя: за толстый ремень брались две группы людей и тянули каждая в свою сторону.

Среди юношей была широко распространена борьба. Хватали друг друга за пояс и упирались плечами, стараясь бросить соперника на землю.

Мальчики хинганских конных эвенков, по записи Широкогорова, играли во вьючную лошадь: один изображал лошадь, а двое других – вьюки, они сади­лись на плечи и держали друг друга за ноги. «Лошадь» бегала, пока не сбрасывала «вьюки». У них же было распространено метание камней из пращи.

 

// Василевич Г. М. Эвенки : историко-этнографические очерки (XVIII–начало XX в.) / Г. М. Василевич ; АН СССР, Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – Ленинград : Наука, Ленингр. отд-ние, 1969. – С. 174-179.